Рубрики
Poetry Monster

C Новым Годом.

Источник здесь

Самый большой тормоз в этой войне это чисто советское руководство РФ. Советское в плохом, дряблом, позднем смысле, это не «сталинцы», а дистиллированная уже несколькими поколениями безродная и безяичная советская номенклатура, царствие потреблядей, у которых осталась в голове смесь личной выгоды и привилегий, но и идеологическая советская каша, бессмыслица, заквашенная на дружбонародии и приправленная щедро мынетакусечеством.

Именно это руководство, and we won’t name names, и есть препятствие к победе в невойне, а это по настоящему невойна. Потому что войны не ведутся со связанными руками, под сюсюканье и заявлений о мынетакусечестве и прочей фантастической фигне.

Если изменится «руководство», то появится надежда на победу, причём быстрая надежда, а при наличии воли быстрая победа обеспечена.

Если в феврале, обычными, тогда доступными силами и средствами, без ядерного оружия, со Свидомитией можно было покончить за пару недель (камарилья не хотела этого делать, так как надеялась на переворот), то сейчас, как мне кажется, без применения ядерного оружия, притом достаточно массового уже, может быть, не обойтись. Гуманизм к врагу на войне, в нашем случае откровенная укрофилия, приводит к ещё большим жертвам. Это как хирург, у которого пораженная гангреной палец, а он дает заразе распространятся на всю конечность, потому что не хочет крови, боли, и «всегда можно договориться». Это не хирург. Это убийца. С гангреной нельзя договариваться и при операции будет кровь, а если тянуть и жалеть, то её будет больше.

Слава России, Слава Русской Армии и Флоту.

С Новым Годом.

Рубрики
Poetry Monster

А у рябин припухли губы от долгих поцелуев ветра

Позолотило тротуары
к прощальной встрече бабье лето,
сентябрь сжигает мемуары,
бросая в пламя бересклета.

Осенней грустью занедужит
сегодня бесконечный вечер,
боярышник считает лужи,
накинув красный плащ на плечи.

И что в душе пошло на убыль,
никто из нас не даст ответа,
а у рябин припухли губы
от долгих поцелуев ветра.

И не вернуть того, кто ближе
ни плачем, ни мольбой у свечки…
в безлюдном сквере клёнам рыжим
берёзы отдают сердечки.

 

Валерий Мазманян

Рубрики
Poetry Monster

Грустинка

Через час я в Москве… через два я в Твери;
Через три уже Питер маячит…
Моя память вдали… у начала земли…
Вызывая видение, плачет…

Будто в сказке плохой, где полуденный зной
Выжигает последние силы,
С ней брели по пескам, а разлука-тоска
К нам упрямо навстречу катила…

Но казалось тогда: мол жара не беда
И любовь укрепляет нам веру…
Заблуждались и мы… Там у края земли
Я укрыл её саваном серым…

Не хватило всего пять минут до того,
Где вода! – просто пей сколько хочешь;
Улыбайся в глаза; уносись в небеса
И «грустинку» люби днём и ночью!

Пять минут до зари! Пять минут до черты!
Пять минут до заветного края!..
Но устроена жизнь! – Пока можешь! – держись!
А нет сил? – просто: крылья сдвигаешь!

И в пике с высоты!.. И вразнос все мечты,
Только ныть не пристало в излёте!..
Я у дома почти… А «грустинка» простит…
И исчезнет, растаяв в полёте…
1 сентября 2022

 

Рубрики
Poetry Monster

Нутро РФ

Источник отсюда 

Говоря о статье из «Русского Теремка» (выше), вот что пришло в голову, а почему это именно «русские» больны советчиной. Как бы абсурд, из 15 республик бывшего СССР только РФ так корежит от совка и только у РФ такая аллергия на разнообразные совковости. В РФ, совершенно обыденно говорят, что пожертвовали жизнями своих солдат, чтобы спасти «гражданских» врага. Я говорю не о специфическом случае, а о систематической установке. В США, полиэтническом, но мононациональном государстве, такую речь бы не поняли, говоруна бы восприняли как беженца из психушки. В РФ, Россией мы можем называть это образование чисто условно (хотя бы потому, что Россия географически больше РФ), это совершенно обычная вещь. В других же бывших республиках СССР всё не так. Возьмем Эстонию. На уровне теоретическом, будут ли эстонские военные жертвовать своими жизнями, чтобы спасти гражданских русских или «русскоязычных». Да никогда на свете. Постановка самого вопроса оскорбительно смехотворна. На то эрэфейские пропагандисты ответят просто «мы не такие». Заметим, они не жертвуют своими жизнями. Вся слизь и паскудство, которое говорит «мы не такие» ничем не жертвует. Как и сама камарилья, у которой кубышка и помёт зачастую на территорию уже совсем не условного противника. В этом их чудовищное нравственное уродство. Эти твари говорят «мы не такие», мы будем жертвовать жизнями наших ребят, чтобы спасти мирное население условного врага, но, задумайтесь… у них нет прав на жизни наших ребят. Пускай те сами ими распоряжаются. Всё это чисто советская ловушка. Кстати, и в Чехословакии в 1968 году погибло советских солдат или столько же или больше чем чехов, и стычки были только с «нашими». Почему? Потому что венгры и немцы, также вошедшие с войсками Варшавского договора, внушали врагу страх и ужас (а враг тогда был и остаются чехи, не немцы и не венгры, чехи это среднеевропейские, на новоязе центральноевропейские, «украинцы»). Враг знал, что немцы, хоть из ГДР, не будут с ним церемонится. На дорогу махать руками не выбегал. Потому и жертв не было. Ни с той ни с другой стороны. Потому что советская человеколюбивая традиция на самом деле самая человеконенавистническая, а советская Правда и есть самая настоящая и самая подлая Ложь, Но почему же РФ? Почему она эпицентр советчины? Потому что в отличии от той же Эстонии или Польши, в РФ не произошло национализации, в буквальном смысле, государства. Произошла массированная кража активов в пользу советской номенклатуры и Ворующего класса, установилась совершенно бесстыжая номенклатурная диктатура, но РФ одна, даже не Белоруссия со своей показушной ностальгией по Бел. ССР и одноклеточному диктатору, но РФ одна сохранила большевистскую закваску, СССР-ную совковсть, которая пронизывает её всю насквозь и дух этот советский везде, от того, кто находится в Администрации Президента (советские аппаратчики и их отпрыски, отпрыски старых большевиков) до эрэфейской эстетики и агитпропа. Без разницы сколько они на себя будут вещать орденов Андрея Первозванного или Святого Александра Невского (а вот степная обезьяна им побрезговала), сколько раз будут перекрашивать в исторические цвета фасад, но нутро остается большевистским. Агитпроп просто отражает суть системы.


Интересно наблюдать, как меняется русское самосознание в наши дни. У многих сейчас некая переходная стадия — это уже определенно не Совок, но еще и не русский национализм. Вот, например, телеведущая Анна Прохорова озвучивает (https://t.me/Vcentresob/6410) свое понимание русской политической доктрины:

«Мы — часть той орды, что веками была, есть и будет главным кошмаром рафинированного Запада белых сагибов, господ в пробковых шлемах. Потому что мы не ищем власти, денег, ресурсов, господства, земель. Мы ищем и боремся за самое страшное для любого человека западной культуры. Да, за справедливость. За правду».

Для культурного русского подобное противопоставление России и Запада — что-то из разряда абсурдного. Вообще-то Российская империя, т.е. настоящие русские, была частью этого самого «Запада». Мы — европейский народ. Мы входили в европейский концерт держав. Мы вырабатывали правила, по которым жила Европа. Наши элиты с самых изначальных времен входили в (западно)европейский элитарный конгломерат, были кровно повязаны с ведущими европейскими домами. Что при Ярославе Мудром, что при Александре III русские в европейских элитарных кругах были равными. Противопоставление России и Запада у условного Достоевского — это не про азиатскую или евроазиатскую Россию, и уж тем более не про антизападную Россию. Это просто такой метод самопознания, самоопределения. Уверен, и в американском мыслящем классе найдутся авторы, обособлявшие американскую цивилизацию от Европы и этой самобытностью гордящиеся. Но при этом они себя никогда не выводили из когорты лучших (из состава «Запада», куда сейчас входит Япония, например). Наоборот, они стремились к лидерству в европейской цивилизации, а значит и во всем мире. Современное российское сознание (все еще советское, хоть и пытающееся стать русским, как у Прохоровой) так не умеет. Оно (пораженное комплексом неполноценности перед Западом и ненавистью к Западу) предлагает совсем другие концепты, согласно которым русские — это что-то типа варварской орды, смысл которой — гадить высокоразвитой цивилизации БелыхЛюдей. Мол, у них там технологии, комфорт, деньги, процветание, а у нас — орда, но зато духовная, которая живет ради того, чтобы на Земле победила Правда. Подобную бредятину может придумать только инфантильный мозг советского человека, который разочаровался в советском проекте, но мыслить по-русски, по-взрослому, зрело так и не научился. Т.е. у него сохранилось какое-то инстинктивное национальное чувство (мы — русские, с нами Бог, мы — великая Империя, у нас есть вселенские задачи и т.д.), но всё это искажено общим советским воспитанием, советским мусором в голове. И даже пытаясь идти по дороге национального возрождения, советско-русский человек всегда будет сбиваться с нее, бросаясь в сторону очередного идеологического симулякра. Вот, например, Прохорова, отбросив в сторону пролетарский интернационализм, решила теперь бороться за правду.

Сформированные в СССР поколения уже не переделать. Ну не может советский человек, по-советски воспитанный, вырваться из этого замкнутого круга. Не может он строить Империю, которая ищет власти, господства и земель, которая уничтожает непокорных врагов и у армии которой главная цель — сберечь жизни солдат, а не гражданского населения противника. А вот умирать за справедливость, за то, чтобы освободить другие народы от нацизма — совсем другое дело. Для советского человека это звучит привычно и правильно.

Рубрики
Poetry Monster

Открытие

Он топал ножками и западу грозил
«Кубышку отберем» на то ответил враг
«Ах так!»,   он пискнул. И всё позорно слил.
Нацлидер на поверку — чмошник и червяк.
Срам не залить ни квасом и ни колой
И не поможет водка, пиво, сидр
Король наш оказался не просто тупо голый
Король наш оказался натуральный пидр

Рубрики
Poetry Monster

Мы

У нас умирают близкие
Последние оставшиеся души
Уцелевшие от опыта большевистского
Разбросанные по туше шестой части суши
А было и по пятой
Под пято́й, разучившиеся жить
Распыленные частицами семьи
Давно не способные скорбить
Осколки вековой беды
Вырванные из почвы как сорняк
Растения без почвы, без воды
Остатки от останков, прах, пустяк
Народ без дома и народ сирот
Потерянный народ за просто так
Заброшенный, раздробленный народ
Забывший как проводить поминки
Забывший как близкого отпеть
Живущий «из» и «по» чужой картинке
Забывший как родные песни петь
Слепые жертвы в жерновах
Бесстыдно затянувшейся катастрофы
Чьи предки пронесли свой крест за просто так
И под иудин смех распятые на Голгофе

Рубрики
Poetry Monster

Убей Хохла

Убей хохла, убей блядину
Убей, он не имеет права жить
Убей паскудную скотину
Хохлов давно пора убить

За Дон, за Днепр, за Крымский мост
И за Мазепу свидомитов бей
Переведи хохлов в компост
Увидел ты хохла? Убей!

Хохол не человек, а тварь
Вампир, упырь, он нежить, нежилец
Бей нечисть так как били нечисть встарь
Убил хохла? Тогда ты молодец!

Хохол попался, не жалей!
Прикончи так, чтоб мучился, урод
Хохол-подранок? Так добей.
Хохол ведь нелюдь, человек-наоборот

Убей хохла, спаси Россию
В борьбе неистовой добра и зла
Нам наказали всей Руси миссии:
Благую цель — убить хохла

 

(В этих виршах нет призыва убивать по призыву или добровольно украинцев или любых братьев наших меньших, даже эльфов или орок, речь идёт исключительно об абстрактных хохлах, племени этнографической науке доселе неизвестной).

Рубрики
Poetry Monster

Берёза жёлтые заплатки поставила на рукава

Следим за солнечной монеткой,
исчезла — ждите к ночи дождь,
листва цепляется за ветки,
а мы — за то, что не вернёшь.

На память сердца август падкий,
за вздохом — грустные слова,
берёза жёлтые заплатки
поставила на рукава.

Румянили рябины лица
в жару к приходу сентября,
о чём взгрустнётся, что приснится,
судьбой даровано не зря.

И дождь — по норову скиталец —
так будет осенью речист…
а бабочка на белый танец
зовёт, кружась, опавший лист.

Валерий Мазманян
Рубрики
Poetry Monster

English Poetry. Madison Julius Cawein. Indifference. Мэдисон Джулиус Кавейн.






Madison Julius Cawein (Мэдисон Джулиус Кавейн)

Indifference

She is so dear the wildflowers near
Each path she passes by,
Are over fain to kiss again
Her feet and then to die.

She is so fair the wild birds there
That sing upon the bough,
Have learned the staff of her sweet laugh,
And sing no other now.

Alas! that she should never see,
Should never care to know,
The wildflower's love, the bird's above,
And his, who loves her so!

Madison Julius Cawein’s other poems:

  1. After a Night of Rain
  2. Annisquam
  3. At the Ferry
  4. Baby Mary
  5. Before the End

Poems of other poets with the same name (Стихотворения других поэтов с таким же названием):

  • Robert Service (Роберт Сервис) Indifference («When I am dead I will not care»)
  • Edna Millay (Эдна Миллей) Indifference («I SAID,—for Love was laggard, O, Love was slow to come»)




    To the dedicated English version of this website












  • Рубрики
    Poetry Monster

    English Poetry. Madison Julius Cawein. In the Forest. Мэдисон Джулиус Кавейн.






    Madison Julius Cawein (Мэдисон Джулиус Кавейн)

    In the Forest

    One well might deem, among these miles of woods,
    Such were the Forests of the Holy Grail,
    Broceliand and Dean; where, clothed in mail,
    The Knights of Arthur rode, and all the broods
    Of legend laired. And, where no sound intrudes
    Upon the ear, except the glimmering wail
    Of some far bird; or, in some flowery swale,
    A brook that murmurs to the solitudes,
    Might think he hears the laugh of Vivien
    Blent with the moan of Merlin, muttering bound
    By his own magic to one stony spot;
    And in the cloud, that looms above the glen,
    In which the sun burns like the Table Round,
    Might dream he sees the towers of Camelot.
    

    Madison Julius Cawein’s other poems:

    1. After a Night of Rain
    2. Annisquam
    3. At the Ferry
    4. Baby Mary
    5. Before the End

    Poems of other poets with the same name (Стихотворения других поэтов с таким же названием):

  • Oscar Wilde (Оскар Уайльд) In the Forest («Out of the mid-wood’s twilight»)




    To the dedicated English version of this website